band-img
Новое интервью от скандального вокалиста Public Image Limited Джона Лайдона доступно для...
Джон Лайдон получил роль в мюзикле «Иисус Христос — суперзвезда», и появится в роли царя Ирода....

На данный момент нет достоверной информации о концертной деятельности группы.

Цитата группы

 

"Я вообще не могу работать, не потому что я не умный, а просто потому, что мне все это неинтересно. Я неспособен делать то, чего я не хочу. И не умею заставлять себя."

Сид Вишес

Интервью Джона Лайдона (Роттена) журналу Rolling Stone. Часть 1

Давно хотел выложить это хорошее интервью, с хорошим человеком. Всё что-то мешало. Оно было сделано перед концертом Pistols в Москве на котором, кстати, я побывал-таки.

Вожди-пистолеты

Группа Sex Pistols — горланы, иконы нескольких поколений и люди, раз и навсегда перекроившие лицо рок-н-ролла, — наконец-то выступит в России. В преддверии главного концерта лета Rolling Stone встретился с Джонни Лайдоном — лидером группы, с которым в первую очередь ассоциируется само слово «панк-рок», и поговорил с ним обо всем, о чем только можно поговорить с 53-летним английским панком.

О Великобритании

Я бываю в Англии каждый год, мои родственники до сих пор живут в Лондоне. Поскольку в основном я обитало в Калифорнии, то замечаю перемены, происходящие на моей родине, в то время как сами англичане не замечают их, мгновенно к ним привыкая. Англия постоянно мутирует, чего стоит одна набережная Темзы. Сначала выстроили это идиотское колесо обозрения, затем кучу нелепых зданий из стекла и гнутых труб и шикарные кондоминиумы для богатых дебилов. А этот блядский Millennium Dome? Темза выглядит просто чудовищно! Раньше я с удовольствием прогуливался по набережной через весь Лондон, из одного конца в другой, а сейчас это невозможно. Я считаю, что Темзу спиздили у рабочего класса, а Тони Блэр завершил развал страны. Знаю, что не всем мое мнение придется по душе, но теперь англичане боятся голосовать за консерваторов, однако предпочитают не анализировать то, что обещают им лейбористы. Я свалил в Америку, покольку больше не мог спокойно жить и работать в Британии. Английские власти нанесли мне глубокое оскорбление, причем целенаправленно и неоднократно. Полиция пять раз совершала обыски в моем доме в Лондоне. Это было сразу после того, как я ушел из Sex Pistols и занялся Public Image Ltd. Сначала я перебрался в Ирландию, но и там гонения продолжились. Меня обвинили в на¬падении на двух полисменов. Да вы посмотрите на меня! Разве я в состоянии справиться с двумя вооруженными амбалами? Хорошо, что все обвинения сняли. Иногда я думаю о том, чтобы вернуться обратно, но когда это случится, если случится вообще, сказать не могу. Я по своей натуре немного цыган, мой дом там, где я нахожусь в данный момент. Все, что мне нужно, — возможность спокойно двигаться вперед. Я полюбил Америку с момента первого своего приезда туда, и еще больше с того момента, когда заработал там свой первый миллион баксов.

О заборе, который построил Шварценеггер

Когда я начал гастролировать по Штатам, мне сразу приглянулся Лос-Анджелес. Я люблю этот Город, потому что люблю тепло. Мне никогда не хватало тепла в этой жизни. Сколько себя помню, я всегда болел. Единственное, что меня раздражает в Лос-Анджелесе, так это местные рэперы. А во всем остальном я счастлив. Да и на что жаловаться? У меня во дворе даже пальма растет. Вы бывали в муниципальных лондонских домах? Это же пиздец! Моя первая лос-анджелесская квартира находилась в гетто, в черном районе. Мне говорили: «Джонни, ты живешь в аду. Там очень опасно». Я отвечал: «Неужели? Никогда этого не замечал». Кстати, дом, в котором я живу, когда-то принадлежал Мэй Уэст. Есть такая байка, что забор вокруг него строил сам нынешний губернатор Арни Шварценеггер. Это была его первая и, как я понимаю, не вполне легальная работа по приезде в Америку. Однажды он приперся посмотреть на свое творение. С женой. На велосипедах. Вот мудак! Я даже на порог его не пустил. А теперь вот он стал губернатором. Я не нанижу этого козла. За время его правления на побережье понастроили огромное количество убогих домов, в то время как из Санта-Моники и Венис-Бич начинают уезжать люди, пустеют огромные торговые центры. Вот какой Арнольд видит Америку!

О зубах

Джонни Роттен — это всего лишь прозвище. Малкольм Макларен даже попытался отнять у меня право на его использование, когда Pistols развалились. Я несколько лет мотался по судам, пытаясь отбить у него свое имя. К тому времени я уже рулил Public Image Ltd. И значился в графе «автор песен» как Лайдон. Роттеном меня называл гитарист «пистолетов» Стив Джонс. Дело в том, что у меня были плохие зубы, гнилые и кривые. «Йоу, только гляньте в его пасть, — однажды сказал он. — У него же там все сгнило, а что не сгнило, то скоро сгниет. Даже коронки не держатся — десны и челюсти тоже гнилые». Ну что сказать, он был прав. У меня с детства очень слабые кости: нехватка кальция. Не так давно одну челюсть пришлось полностью переделывать, чтобы на ней можно было закрепить зубные протезы. Вот еще почему я не люблю Британию — качество бесплатных медицинских услуг там просто отвратное. Хотя лейбористы до сих пор кичатся, что после Второй мировой врачи стали доступны даже работягам. Так вот позвольте мне высказаться. Каждый раз, когда вы обращались к бесплатному дантисту, вас ожидала смазливая польская сучка с клещами, которая только и умела, что выдирать зубы. Вот как обслуживали простых англичан! У нас у всех были плохие зубы, потому что мы старались обходить врачей стороной. Я впервые увидел зубную щетку в двенадцать лет — мой отец чистил ею свои ботинки. Я потратил десять штук баксов на то, чтобы поменять все зубы и сделать челюсть, которая не вываливалась бы изо рта. Но зубы все равно держатся хреново. У меня часто спрашивают, правда ли, что Джонни Роттен удалил себе здоровый зуб, чтобы выглядеть вызывающе. Так вот, парни, у Джонни Роттена нет нужды выдирать зубы, чтобы казаться бунтарем. Он бунтарь с рождения, это в крови. Вы просто не понимаете, кто я такой и откуда взялся. Заметьте, при всем этом во мне нет ни капли тщеславия.

О семье

Я был первенцем у своих родителей, а уже через девять месяцев появился на свет мой брат. Мать, сколько я ее помню, постоянно болела, но зачем-то родила еще и третьего. Я тоже рос очень болезненным, поскольку появился на свет, скажем так, не совсем правильно с медицинской точки зрения. В семь лет я заболел менингитом и забыл, кто я, кто мои братья и где я живу. Чтобы восстановиться после болезни, мне потребовалось семь долбаных лет. Я целый год пролежал в коме. Понимаете, что это такое? Ни хуя вы не понимаете! Просыпаешься в блядской больнице и не врубаешься, где ты и что с тобой происходит! И ведь ни у кого ничего не спросишь, поскольку не знаешь, кто все эти люди вокруг. Мне пришлось заново учиться доверять окружающим. Это было не меньшей пыткой, чем усвоить всё то католическое дерьмо, что мне вдалбливали в школе! Меня наказывали за то, что я писал на уроках левой рукой. Охереть! Я был дьяволом! До семи лет меня воспитывали в строгих католических традициях. Я ходил в церковную школу, со мной возились монашки. Врачи сказали, что болезнь в любой момент может вернуться, вот почему я не люблю наркотики. Дурь может способствовать появлению симптомов менингита, так что мной руководит банальный страх. Я боюсь снова забыть, кто я такой. Кстати, в результате менингита появилось мое фирменное косоглазие. Теперь, чтобы видеть, я вынужден долго фокусировать зрение, глаза некоторое время привыкают к объекту. Чтобы читать, мне нужны сильные очки или лупа. Без них я практически слепой.

Об английском духе

Я вырос в лондонском районе Финчбери-парк, там теперь выстроили огромную мечеть с каким-то безумным муллой внутри. Эту мечеть залепили как раз между нашим стадионом и заводом по производству кондиционеров. Я наведывался туда не так давно вместе с парнями с бельгийского телевидения, хотел показать им район, в котором вырос. Я подошел к входу в эту мечеть и спросил у полисмена: «Чувак, могу я попасть внутрь?» Меня чуть было не арестовали, представляете? Бельгийцы испугались, тут же вырубили камеру и приготовились сваливать. Хреновые из них репортеры. Такой сюжет! Джонни Роттена собираются упечь в тюрягу за вопрос о том, может ли он войти в церковь! Построили мечеть в Финчбери-парке, в которую не может попасть английский гражданин! Если это настоящий храм, его двери должны быть открыты круглые сутки! Вон владельцев гольф-клубов называют сексистами за то, что они не пускают женщин в свои заведения. Сейчас Финчбери-парк уже не тот, что был в 70-х. Массовая иммиграция, со всего мира масса разного народу понаехало. Наши власти не просекают, что такое рабочие кварталы. Они целенаправленно разрушают английский дух, подселяя иммигрантов. Именно с этого и начинается расизм, от которого сейчас страдает вся Европа.

Продолжение интервью - здесь>>>

 
© Русскоязычный фан-сайт группы Sex Pistols.
Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник. Контакты | Друзья