band-img
Новое интервью от скандального вокалиста Public Image Limited Джона Лайдона доступно для...
Джон Лайдон получил роль в мюзикле «Иисус Христос — суперзвезда», и появится в роли царя Ирода....

На данный момент нет достоверной информации о концертной деятельности группы.

Цитата группы

 

"Я вообще не могу работать, не потому что я не умный, а просто потому, что мне все это неинтересно. Я неспособен делать то, чего я не хочу. И не умею заставлять себя."

Сид Вишес

Интервью Джонни Роттена изданию Classic Rock. Часть 1

Только представьте себе, уже 34 года Джон Лайдон живет под именем Джонни Роттен. Похоже, что как в рекламном ролике страховой компании гиперактивное марионеточное альтер-эго преследует Игги Попа, так и призрак Роттена не оставляет Лайдона в покое. Возможно, в составе Public Image Ltd музыкант и создал более внушительные и значимые композиции, чем за то относительно недолгое время, когда он был самым красноречивым, резким (и, разумеется, буйным) участником Sex Pistols, но даже сейчас голос Роттена частенько слышится за публичными заявлениями Лайдона. Во время недавнего интервью, которое Джон Лайдон дал Classic Rock, он был один. По всей видимости, Роттену нездоровилось, и в результате в ответах музыканта не чувствовалось ни панковской бравады, ни сознательного антагонизма, который бы маскировал его истинное лицо.

Возобновление деятельности Public Image Ltd. совпадает с тридцатилетием Metal Box. Тебе не приходило в голову вновь объединиться с [оригинальными участниками Public Image Ltd] Джа Уобблом и Китом Левеном?

Джонни Роттен: Наше турне не имеет абсолютно никакого отношения к юбилею или чему-нибудь в этом роде. Не знаю, откуда пошел этот слух, но мы даже не были в курсе, что компания Virgin задумала выпустить Metal Box ограниченным тиражом, потому что с нами никто даже не подумал посовещаться. Я даже не разговаривал ни с одним из представителей лейбла.
С финансовой точки зрения я от них не завишу. Я разговаривал с Уобблом, но он слишком много захотел, так что не вписался в наш скромный бюджет. Ты всегда старался сохранить финансовую независимость.
Я был вынужден. Мне всегда приходилось искать деньги самому. Так было и сейчас, я получил деньги за участие в рекламной компании сливочного масла. Британского сливочного масла, не больше, не меньше.
С самого начала все сделки Pistols и PIL с Virgin сводились к тому, что компания сначала отказывалась иметь дело с вашими записями, поэтому тебе всегда удавалось сохранить права на них и платить за все. Точно, вплоть до жестяной коробки Metal Box.

Как ты считаешь, такая независимость помогла тебе в жизни?

Джонни Роттен: Ну, она во многом мне мешала, поскольку боссы звукозаписывающей компании всегда относились ко мне с чем-то вроде презрения, но это было глупо с их стороны. Мы пользуемся спросом, целые группы строят свои карьеры на материале PIL, и им удается получить контракты, поддержку — все. Иногда меня это очень злит. Ричард Брэнсон хотел, чтобы Sex Pistols подписали с ним контракт, но он совершенно не понимал музыку PIL, что меня очень удивляло, потому что в то время магазины Virgin были потрясающим местом. Только там вы могли приобрести всевозможную необычную европейскую музыку.

Ты считаешь себя прирожденным артистом? Когда ты начинал, казалось, что тебе приходилось преодолевать некоторую внутреннюю стеснительность.

Джонни Роттен: Так было и есть, но это вошло в песни. Я пою от сердца. Я пою о том, что оказывает на меня глубокое влияние, о том, что для меня имеет значение. В этом нет ничего от шоу-бизнеса, я просто стараюсь не быть фальшивым. Над этим нужно работать. Например, приходится стараться на репетициях. Я ненавижу репетиции, потому что приходится столь мучительно обнажать душу перед близкими людьми. Во время концертов я могу играть словами, менять их – это весело. Иногда, правда, это бывает и невесело. Например, в Death Disco я написал о том, как моя мать умирала от рака. Перед тем, как она скончалась, я сыграл ей предварительную версию, и ей она очень понравилась. Так что мне очень больно исполнять ее на концертах. В довершение всего в прошлом году скончался мой отец… это меня очень сильно расстроило. Я немного меняю сейчас эту песню, чтобы включить туда и несколько строк о нем, но это нелегко.

Слушая альбом Metal Box, удивительно сознавать в каких сложных условиях он создавался.

Джонни Роттен: Многие не понимают, что это очень импровизационная вещь. Нам пришлось сделать его таковым, поскольку большую часть денег мы потратили на коробку-обложку. Так что нам буквально приходилось по ночам тайком пробираться в студию, когда оттуда уходили другие группы. Наши миксы были весьма грубыми, не было практически никакой продюсерской работы.

Твои музыкальные вкусы всегда были весьма широкими. The Capital Radio show, в котором ты участвовал с Томми Вансом, оказало огромное влияние на вкусы целого поколения панков.

Джонни Роттен: Надеюсь. Думаю, я тогда сделал неплохую работу. Я ведь хотел показать людям, что не нужно намеренно сужать свой взгляд на мир. Нужно наоборот расширять свои горизонты, тогда и мир откроется перед вами. Но в то время у меня были серьезные проблемы с моей группой и, в особенности, с менеджером [Малкольмом Маклареном].

Он был против, не так ли?

Джонни Роттен: Храни Господи его душу. Он очень злился на меня за это, что было очень глупо. Спрашиваешь его: «В чем дело?» он: «Я хочу, чтобы ты был загадкой». «Ля не хочу, так что отвали!» Я вовсе не строю из себя человека-загадку. Мне нравится говорить обо всем так, как оно есть.
Но тебе все равно удалось предстать в качестве загадки, поскольку твоя музыкальная коллекция оказалась столь удивительной.
Это были мои пластинки. Я всего лишь их собирал — вот и все.

Любопытно, что среди этих записей не было песен The Stooges или The New York Dolls, как того все ждали. Зато там были песни Августуса Пабло, Сап, Тима Бакли, Нико, Кевина Койна…

Джонни Роттен: Они отражали период моего взросления, когда я общался с людьми, покупавшими большое количество пластинок. Между нами говоря, не думаю, что существовали такие альбомы, которых бы не было у кого-нибудь из нас. Зато мы были в курсе происходящего, что и позволило нам не попасться на такие глупые крючки, как молодежные движения, которые в то время намеренно организовывались рекорд-лейблами. Мы никогда не занимались и не увлекались чем-то модным только потому, что оно было модным. Хотя даже в таких жанрах можно наткнуться на нечто потрясающее. Правда, частенько можно наткнуться и на чистый мусор, который ты попросту отбрасываешь.
Мои родители увлекались музыкой, всевозможной музыкой, это и мне во многом помогло. Я очень гордился, когда повел мою маму познакомиться с Элисом Купером. Это было круто. Кроме того, единственный раз, когда меня без проблем пустили в клуб в Англии, было, когда я привел ее на концерт Tramp и Гэри Ешттера. Нас провел сам Глиттер. Тогда же мы познакомились с Джорджем Бестом.

Вот это был вечер!

Джонни Роттен: Видишь ли, я уже тогда знал, что у нее рак. Мы знали, но это была еще ранняя стадия. Она все время болела. Она частенько была больна, когда я был ребенком. У нее было много выкидышей. Помню один случай. Мне еще не было одиннадцати. Мы жили в двух комнатах, где из удобств был только общественный туалет на улице. В этот туалет мне пришлось выбрасывать мертвого недоношенного ребенка. Что за воспоминание! Так что у меня двойственное отношение к абортам, но все-таки я считаю, что решение должна принимать сама женщина. Только она и никто другой.

Продолжение интервью - здесь>>>

 
© Русскоязычный фан-сайт группы Sex Pistols.
Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник. Контакты | Друзья