band-img
Новое интервью от скандального вокалиста Public Image Limited Джона Лайдона доступно для...
Джон Лайдон получил роль в мюзикле «Иисус Христос — суперзвезда», и появится в роли царя Ирода....

На данный момент нет достоверной информации о концертной деятельности группы.

Цитата группы

"Если мы хотим изменить мир, нам нужно это делать шаг за шагом, каждый сам за себя. Никакого будущего, если ты ленивый мудак."

Джонни Роттен

Интервью Джонни Роттена изданию Classic Rock. Часть 2

Ты упомянул Малкольма Макларена. Его смерть как-то заставила тебя пересмотреть свое мнение о нем?

Джонни Роттен: Меня часто спрашивают, что я думаю о его смерти, а я, если честно, в этих случаях вспоминаю смерть отца. Межу нами произошло немало такого, что так и осталось неразрешенным. Многое осталось несказанным. Вот, что имеет для меня значение, а не [Макларен] человек, который был моим менеджером такое недолгое время и с которым я практически не разговаривал. Он никогда не мог ничего довести до конца и всегда отступал, если появлялись трудности. А жаль. И он столько времени тратил на ревность. Он хотел быть певцом, он хотел писать песни, но ничего этого делать не мог. Нужно знать, каково твое место в жизни. Нельзя просто так сказать: «Я хочу быть писателем». Нужно много учиться, приятель.

У меня такое впечатление, что Макларен попросту хотел быть тобой, поэтому он пытался заставить тебя поступать так, как поступил бы он на твоем месте, если бы у него были молодость и талант.

Джонни Роттен: Да, а мне это не подходит. Я хочу сказать, что он подарил мне замечательные возможности, за что я буду вечно ему благодарен. До тех пор я не представлял, каким будет мое будущее, но после второй репетиции был уже твердо во всем уверен. «Я могу с этим справиться. Я могу научиться писать песни». Я так и сделал. И мне удалось этого добиться потому, что я оставался верен своим чувствам и очень быстро нашел собственный голос. Я ни на кого не хотел быть похожим. Я хотел быть самим собой.

Забавно, но при этом огромное количество людей захотели стать похожими на тебя.

Джонни Роттен: Знаю, мне кажется неправильным, что кто-то думает: «О, я тоже так могу». В таком случае, надо было встать и сделать это. Но до того, как это сделал я.

Работая над Never Mind The Bollocks, сознавали ли вы значение своей работы?

Джонни Роттен: Конечно же, нет. Мне нравилось то, что мы делали. Я нередко думал: «Господи, только подождите, пока люди это услышат. Это непременно нужно сказать». Например, God Save The Queen принесла мне большую радость.

Могли ли в 1978 году участники Sex Pistols записать второй альбом?

Джонни Роттен: Не знаю. Мы записали наш первый альбом без Сида, так что не сомневаюсь, что мы могли бы записать без него и второй. Даже если бы он при этом оставался в группе. Мне очень, очень жаль Сида, потому что я не достаточно хорошо защищал его. Кроме того, он немного глупо вел себя. С ним было очень весело, он умел рассмешить, но наркотики и ночная жизнь Нью-Йорка взяли власть над ним и полностью исказили его характер. Он жил в мире фантазии, так же как когда он был еще совсем юным, он жил в воображаемом мире, где представлял себя Дэвидом Боуи. Он был абсолютно уверен, что, как две капли воды похож на Дэвида Боуи.

В то время это случалось нередко.

Джонни Роттен: Да, этим болели многие, и они были ужасно неправы. А самой большой ошибкой Сида был альбом Боуи Pin-Ups. На обложке этого альбома была фотография, на которой Боуи был изображен с маленьким саксофоном и выглядел невероятно женственно. И Сид думал, что он тоже так выглядит. Он часто спрашивал: «Разве он не похож на меня?» «Ну, учитывая цвет волос, глаза, строение тела…. – нет!»

Когда сегодня ты встречаешься со Стивом, вероятно, вы чувствуете себя старыми боевыми товарищами?

Джонни Роттен: Ведь тогда вы были против всего мира, к тому же вы потеряли одного из товарищей.
Да, но мне всегда казалось, что внутри самой группы был некий разлад: они все были против меня. Так что периодически все это всплывает вновь…

Как ты считаешь, британский истеблишмент простил тебя?

Джонни Роттен: Простил меня? Нет, никогда. Не знаю, почему, но я, как правило, говорю правду и нажил себе немало врагов. Я всегда с презрением относился к Тони Блэру. Я не мог поверить, что люди доверяют ему. И вот они поверили ему, а он возьми и приведи правительство лейбористов к войне. И мы теперь не можем из нее выбраться. Спасибо, Тони «спаситель человечества» Блэр! Так и надо действовать – война.
Эти люди говорят о хороших намерениях, но на самом деле их мало что волнует. Блэр всегда
напоминал хитроумного юриста, так он и управлял страной. Он загнал Англию в тупик.

Ты никогда не хотел податься в политику?

Джонни Роттен: Нет. Прежде чем мне позволят войти в Парламент, оттуда надо будет всех эвакуировать. Да мне и хотелось бы заходить туда. Раньше я ходил туда выпить. Я знал одну работавшую там девушку, она помогала нам пробраться внутрь, и это было невероятно смешно. Пинта пива стоила очень дешево, и буфет работал всю ночь. Я часто гулял по террасе, которая выходит на реку. Я вел себя не слишком шумно, чтобы не очень выдавать себя.

И какой был в этом смысл?

Джонни Роттен: Тогда группа Pistols только начинала. И вот я сидел в этом баре, а они даже не подозревали об этом, проклиная меня. Эти придурки даже не могут сложить два и два. Если я безграмотный, невоспитанный, тупой ублюдок из трущоб, почему мои тексты открыто обсуждают в Палате общин, при этом желая применить к ним закон об измене? В то время этот закон все еще подразумевал смертную казнь. Малкольм, конечно же, был в ужасе.
Кажется, он был не против того, чтобы другие боролись, защищая его собственные анархистские принципы.
Точно. А на его похороны пришло столько пустых людишек, которые просто хотели покрасоваться перед камерой и наговорить кучу ерунды.

Берни Роде постоянно прерывал речи. Говорят, происходящее превратилось в настоящий цирк.

Джонни Роттен: Я встречался в Монреале с Бобом Гелдофом. Он пришел на один из концертов PIL, что было очень мило с его стороны. Так вот он рассказал мне, что на похоронах произошла большая ссора между Вивьен [Вествуд] и Берни. Ребята, человек же умер, что вы делаете?! И вот когда я услышал эту историю, и то, как ее рассказывал Боб (так по-ирландски, так задорно, с таким юмором), мне по-настоящему стало жаль Малкольма. Из-за своего эгоизма эти козлы даже не могли дать ему умереть спокойно. Ну что ж, Малкольм, ты вел такой образ жизни, так что посмотри теперь, какие люди тебя окружали.

В 1968 году он так и не попал в Париж. Думаю, всю жизнь он пытался наверстать упущенное.

Джонни Роттен: Многие рассказывали мне, что в 1968 году во время беспорядков вокруг американского посольства он сбежал. Об этом рассказывается в песне Albatross: «Все еще дух 68-го, беглец».
Когда в доме 45 по улице Гантер Гроув не было полиции, там, должно быть, было весело? Там проводилось много танцевальных сессий и сессий регги. Я, видишь ли, люблю диско. Мне нравится любая музыка. Я могу встать и начать танцевать. Едва представится подходящий случай.

Тебе не хватало этого в Америке?

Джонни Роттен: Нет, я просто создал там себе такие же условия. Нам, конечно, было тяжело переехать в Америку, но в Европе мы не могли найти работу. Никто не хотел организовывать нам концерты, ведь за нами не стояло никакой звукозаписывающей компании. А в этом случае надежды на успех мало. Сейчас повторяется то же самое. Я работаю с промоутерами, которых знаю уже многие годы, я очень уважаю Джона Гиддингса, но ему приходится нелегко. Ведь если нет завязок с лейблом, то многие считают: «Ого, на этом легко можно потерять деньги».

Легче жить не становится, не так ли?

Джонни Роттен: Да уж, это верно [его голос звучит искренне и печально, а потом вдруг в нем просыпается насмешливый Джонни Роттен], а с другой стороны, с какой стати должно становиться легче?

 

Источник: http://vingz.ru/interview/intervyu-s-dzhonni-rottenom-dzhonom-laydonom/2

 

 
© Русскоязычный фан-сайт группы Sex Pistols.
Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник. Контакты | Друзья